Последний ужин и четыре разговора. Разговор первый: Кто же предатель?

Главная / Статьи / Последний ужин и четыре разговора. Разговор первый: Кто же предатель?
Последний ужин и четыре разговора. Разговор первый: Кто же предатель?

Последний ужин и четыре разговора. Разговор первый: Кто же предатель?

Последний ужин Христа с учениками был особо торжественным, пасхальным, праздничным. Отличался он и тем, что на нём не вспоминали события Исхода, но говорили о событиях ближайшего будущего, о приближающихся страданиях и смерти Иисуса.

Вопреки традиции в этот вечер Иисус говорил только о Себе. Он не говорил о Пасхе, Он был Пасхой. Всё было о Нем. Всё исполнялось в Нем.

«И, когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается.» (Луки 22:14-20)

Как и раньше, Иисус говорит о самом главном, о Своей миссии. Говорит в последний раз перед тем, как всё это исполнится. Но в этот пасхальный ужин все слова и планы Иисуса, так или иначе, были связаны с темой Исхода. Он говорит о Себе, как о пасхальной жертве, о Своей смерти и воскресении, как о новой, самой главной Пасхе.

Настоящая Пасха происходит прямо здесь, в этой горнице. То, что происходит сейчас, не отсылает нас к событиям Исхода. Напротив, события Исхода указывают на то, что происходит сейчас, — на Иисуса и наше освобождение посредством Его жертвы.

Настоящая Пасха – это не воспоминание об Исходе и первой Пасхе. Исход – это пророчество о Пасхе. А Иисус – исполнение этого пророчества. Он меняет традицию Пасхи так, что, принимая хлеб и вино, мы вспоминаем не Исход из Египта, но Его страдания и смерть, победу и вечную жизнь.

Здесь Пасха уже истолковывается в очень личном ключе. Традиционное воспоминание событий Исхода переводится в разговор о личности. Иисус говорит о Себе и только о Себе. Он и есть смысл праздника, Он и есть ключ к пониманию всего.

Пасха с участием Иисуса – совсем иная. Здесь всё – Его и о Нём: «Моё страдание», «тело Моё», «Моя кровь». И наконец – «Моё воспоминание», то есть «воспоминание о Мне». Он хотел, чтобы Его первые ученики праздновали Пасху по-новому, как воспоминание о Нём, как принятие Его жизни.

С тех пор нам завещано совершать эти таинства регулярно, «всякий раз», в воспоминание о Нём. А вспоминать о Нём может лишь тот, кто знает Его. Узнали ли мы Его? Поняли ли мы Его? Стали ли мы Его послушными и внимательными учениками?

Представим себе, что мы там – в тайной комнате на последнем ужине…

Мы видим непонятливых учеников, мы слышим их споры друг с другом. Нам, наверняка, хочется крикнуть им: «Эй, прекратите спорить! Вы что, до сих пор не понимаете смысла Пасхи? Не понимаете Христа?! Дорожите последними минутами, впитывайте каждое слово, потому что это ваша последняя вечеря с Господом за этим столом!».

Но, глядя на них внимательнее, мы начинаем видеть и слышать в них себя.

Наши споры о том, кто лучше, кто больше, кто важнее показывают нашу незрелость и непонимание Христа. Наши споры о чаше и чашечках, о настоящей Вечере и правильной церкви, о сакраментализме и символизме унижают и заслоняют Христа. Наши споры о том, кто хуже, кто грешнее, кто виновнее унижают и закрывают Христа еще больше.

Каждый из нас не готов к вопросу о своей ответственности и вине, о своей греховности и слабости, о своем предательстве, поэтому мы смотрим по сторонам и гневно кричим: «Кто же это? Может ты?». Кто угодно, но только не я!

Увы, это очень типично. Вместо того, чтобы слушать слова Иисуса, мы думаем о себе, о своих достоинствах и перспективах, а также о других – об их грехах и слабостях.

Но Иисус говорит о нас очень мало, Он хочет нашего внимания к Себе, потому что в Нём жизнь и мы можем жить только Им.
Вот почему после пасхального ужина Христос продолжает беседу со Своими учениками, продолжает открывать Себя и Свою миссию, а также предупреждать и готовить учеников к дальнейшим событиям в свете этой миссии.

В этом общении выделяют четыре кратких разговора:

  • о предателе (Луки 22:21-23);
  • о том, кто же больше (Луки 22:24—30);
  • об отречении Петра (Луки 22:31-34);
  • о грядущей войне (Луки 22:35-38).

И первый разговор – о самом интригующем, о предательстве.

В нём много взаимных обвинений, любопытства, самоуверенности, эгоизма. В нём мало серьезности, зрелости, ответственности, внимания к Учителю и другим ученикам. Иисус говорит здесь мало, но Его слова порождают долгие споры среди учеников.

«И вот, рука предающего Меня со Мною за столом; впрочем, Сын Человеческий идет по предназначению, но горе тому человеку, которым Он предается. И они начали спрашивать друг друга, кто бы из них был, который это сделает.» (Луки 22:21-23)

В этой первой беседе можно заметить три важных момента.

Во-первых, Иисус знает о присутствии предателя и позволяет предательству совершиться. Предающий Меня – со Мною. Он находится рядом, он совсем близко. Предательство уже совершается, подлый заговор уже в действии, и это происходит прямо здесь и сейчас. В этом участвует один из нас.

Это трудно вместить. Оказывается, можно быть рядом, но не вместе. Быть недалеко от Царства Божьего, но так и не войти. Ходить за Иисусом, но не принадлежать Ему полностью.

Во-вторых, Сын Человеческий идёт на смерть по собственной воле и высшему плану, но предатель несет личную ответственность за своё преступление. Всё сбудется согласно Божьему предназначению, но при этом мы – не куклы, мы делаем свой выбор и отвечаем за него. В деле спасения есть место Божьему чудесному плану и подлому заговору людей, Божьей суверенности и человеческой свободе. Люди не смогут помешать Богу, но будут пытаться, и понесут за это ответственность.

В-третьих, вместо того, чтобы смотреть на Иисуса и ловить Его каждое слово, ученики начинают спорить между собой, защищая себя и обвиняя других. Это для нас, людей, обычное дело. И это совершенно пустая трата столь драгоценного времени. Вместо того, чтобы любопытствовать «кто бы это мог быть?» (Луки 22:23, в переводе Радостная Весть) или отрицать «но ведь не я же, Господи!» (Матфея 26:22, в переводе Радостная Весть), нам стоило бы испытать себя, мыслить о себе скромнее, при этом держаться к Иисус поближе и слушать Его повнимательнее.

Говоря о предательстве, Иисус не призывает учеников найти и обезвредить предателя. Также Он не показывает ни тени растерянности или паники. Сбывается предназначенное, Сын Человеческий должен пройти через предательство и убийство спокойно и уверенно, чтобы преодолеть смерть и победить.

Слыша спокойный голос Иисуса, нам не нужно смотреть по сторонам и обсуждать других. Нам нужно быть внимательным к Его каждому слову, чтобы понимать лучше Его и себя, чтобы испытывать себя и хранить верность Ему.

«Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей.» (1 Коринфянам 11:28)