Невероятная история

Автор Сергей Карчеменко

4 ноября 2016 года вышел на экраны фильм «По соображениям совести» — драма режиссера Мэла Гибсона, основанная на невероятных, захватывающих, но совершенно реальных событиях. Настоящая история Десмонда Досса, медика и христианина, который прошел всю войну не взяв в руки боевое оружие, была полна подвигов и приключений. Этот хлипкий юноша со смешной улыбкой сначала переборол систему собственной армии, а затем получил высшую награду Америки, дни напролет вытаскивая раненных товарищей из-под пулеметного шквала, не сделав ни единого выстрела и не имея при себе вообще никакого оружия.

Po-soobrazheniyam-sovesti

«Японцы вели настоящую охоту за санитарами. За медиками и за пулеметчиками. Почему они так ненавидели пулеметчиков — понятно. Но охота на санитаров несла исключительно практический смысл: когда убивают санитара, падает моральный дух солдат, потому что больше некому позаботиться о них в случае ранения. Все санитары в армии носили с собой оружие, кроме меня. Я не брал в руки оружия». — Десмонд Досс, ветеран Второй мировой войны, кавалер Медали Почета.

Неожиданно упертый «отказник»

Десмонд Томас Досс родился 7 февраля 1919 года в Линчбурге, штат Вирджиния, в семье плотника Вильяма Досса и работницы обувной фабрики Берты Оливер. Семья Доссов была очень религиозна, они принадлежали к фундаментальной протестантской церкви «Адвентистов седьмого дня». Адвентисты верили в скорое Второе Пришествие Христа, свято чтили десять Божьих заповедей и соблюдали субботу, почитая ее самым важным днем и «памятником сотворения мира». В этот день им нельзя работать, он должен быть посвящён молитве и смирению. Все детство Досса прошло в строгом аскетизме и ежедневном повторении молитв. Самым главным предметом в комнате мальчика был большой постер, висящий на стене, с десятью заповедями, известными каждому христианину.

Десмонд Томас Досс

Когда Доссу исполнилось 18 лет, он, как и всякий американец, заявил о своем желании добровольно служить стране и получил свой номер призывника (в то время призыв в армию США осуществлялся с помощью случайной лотереи). Пока Досс работал на погрузке-разгрузке военных кораблей, он записался на курсы военных медиков, чтобы получить специальность, более подходящую его религиозным убеждениям.

Наконец, в 1942 году подошел и его призывной номер – Досса вызвали в рекрутинговый центр, чтобы призвать в действующую армию. К этому моменту США уже вступили во Вторую Мировую войну после нападения на Перл-Харбор и вели активные боевые действия с японцами на островах в Тихом океане. Десмонда Досса собирались отправить служить в пехоту, но тут выяснилась одна немаловажная деталь: Досс категорически отказывался брать в руки оружие, о чем и заявил в своей анкете, указав, что это противоречит его убеждениям. Адвентисты седьмого дня в буквальном смысле воспринимали шестую заповедь «Не убий!» и запрещали своим последователям даже прикасаться к любому оружию.

Десмонд попросил зачислить его в армию на «нестроевую» должность, но рекрутеры не поняли устремлений паренька и проставили на его деле позорный штамп «ОТКАЗНИК». Армейское понятие «Отказник» («Conscientious objector»), подразумевает человека, отказывающегося от военной службы со ссылкой на свои убеждения. Это люди, которые хотят избежать поля боя и обычно их направляют на какие-либо альтернативные работы, не связанные со службой в армии. Но Десмонд хотел служить свой стране, хотел пойти в армию. И ему удалось добиться зачисления в медицинскую службу, здесь он мог выполнять свой долг, при этом не изменяя своим убеждениям.

Можете себе представить, как товарищи относились к нему в «учебке». Когда ты идешь в действующую армию и планируешь отправиться в скором времени на настоящее поле боя, ты ожидаешь от своих товарищей, что они будут прикрывать твою спину в бою, когда вокруг будут свистеть пули и падать снаряды. Парень, который не мог взять в руки даже армейского ножа, не внушал однополчанам большого доверия.

Во время базовой подготовки Десмонд стойко терпел бесконечные насмешки и издевательства сослуживцев. Командиры любыми путями пытались выжить со службы этакого «оригинала». Однажды сержант, руководивший подготовкой новобранцев, попытался отдать Досса под трибунал за неподчинение прямому приказу взять в руки винтовку. К тому же Досс отказывался от всякой работы в «священную субботу» и это сильно раздражало командование. Один из старших офицеров приложил массу усилий, чтобы уволить Досса из вооруженных сил, а когда это не удалось, попытался комиссовать его по причине психической болезни.

На допросе Досс сказал: «Я не могу представить себе Иисуса Христа с оружием в руках. Я уверен, что если бы Он оказался на войне, то спасал бы жизни людей, а не убивал бы их. Но я хочу служить в армии и помогать своей стране. Я был бы плохим христианином, если бы согласился с тем, что я умственно отсталый только из-за своих религиозных убеждений. Извините, но я не могу этого сделать». И тогда армия смирилась, он остался в строю.

Десмонд смиренно терпел. По вечерам он брал в руки свою маленькую карманную библию, которую ему подарила молодая жена, и истово молился за себя и за всех этих неразумных людей. Очень скоро они пожалеют о своем неверии в его силы.

Гуам

Первый шанс доказать свою храбрость появился у Досса летом 1944 года, когда в составе 307-ого пехотного полка 77-ой пехотной дивизии он отправился на остров Гуам, чтобы воевать с японцами. Во время Гуамской операции Десмонд Досс проявил беспримерную храбрость – десятки раз он вытаскивал раненных солдат прямо из под носа у противника, тащил их на себе по колено в грязи до безопасного места, оказывал быструю и квалифицированную медицинскую помощь. Этот парень с большим красным крестом на каске был отличной мишенью для вражеских снайперов, укрывавшихся на деревьях, но это его не беспокоило. Главной его целью было спасти как можно больше жизней американских солдат. По итогам своей службы на Гуаме Десмонд Досс был награжден своей первой Бронзовой Звездой (четвертая по значимости награда в Вооруженных Силах США).

Остров Лейте

После короткой передышки на мирных островах Новой Каледонии, в декабре 1944 года 77-ую дивизию переправили для участия в операции по освобождению Филиппин. На небольшом острове Лейте с октября продолжались упорные боевые действия с японцами, и Десмонд Досс снова попал в самую гущу сражения, где во второй раз смог доказать, что для того, чтобы прослыть «крутым» парнем, необязательно брать в руки винтовку. Досса перевели из полевых санитаров в санитары-носильщики, это была более безопасная работа, но не для такого человека, как Десмонд.

В одном из эпизодов боевых действий, во время штурма японских оборонительных позиций, Досс заметил двух раненых американцев за небольшим пригорком, которые были зажаты кинжальным пулеметным огнем с двух направлений. Недолго думая, он бросился на выручку, выскочив из спасительной тени джунглей и побежав к ним прямо через 200 метров открытого пространства. Когда он добрался до раненых, то обнаружил, что один из них уже мертв, тогда он подхватил второго и уверенно пополз с ним обратно, то и дело вжимаясь лицом в грязь под свистом пуль, летящих со всех сторон. Едва добравшись до опушки леса, не обращая внимания на обстрел снайперов, которые целились в красный крест на его каске, он принялся сооружать носилки для раненого из бамбука, чтобы оттащить его в тыл. В итоге его подопечный был спасен, а Досс за свою отвагу получил вторую Бронзовую Звезду.

Окинава

Но все это было лишь разминкой перед настоящим адом, который ждал американцев на Окинаве. Окинавское сражение стало одной из самых кровопролитных битв на Тихоокеанском фронте: японцы потеряли более 100 000 солдат убитыми, потери союзников превысили 12 000 человек. Битва за Окинаву началась 1 апреля 1945 года и первыми в нее вступили именно части 77-ой пехотной дивизии, в которой служил Десмонд Досс. Фанатичные японцы дрались отчаянно и умело, американцы столкнулись с таким сопротивлением, которого до этого им не приходилось видеть.

29 апреля 307-ому полку 77-ой дивизии поручили начать штурм кряжа Маэда, который протянулся поперек всего острова. Это была почти отвесная скала 120-ти метровой высоты, испещренная сложной системой естественных и искусственных пещер. Перед атакой Досс настоял на том, чтобы вся рота помолилась. Те, кто служил с ним уже не первый месяц, покорно склонили головы, пока он читал молитву. Американцы сражались очень упорно – в ход пошли гранаты и штыки  и к концу дня они практически зачистили свой участок. На соседних участках, где действовали другие роты батальона, потери исчислялись десятками убитых, но среди солдат роты Досса невосполнимых потерь не было, лишь несколько человек оказались легко ранены. В официальном отчете для командира батальона лейтенант, командовавший ротой, не зная как рационально объяснить свой успех, так и написал «Досс молился за нас».

Но на этом битва была далеко не окончена. Днем японцы прятались в своих убежищах, а ночью предпринимали отчаянные контратаки. На следующую ночь после первого штурма на роту Досса внезапно напали крупные силы противника, начались первые потери. Четверо американцев, пытавшиеся занять позицию для обороны, в темноте наткнулись прямо на пулеметную точку японцев и были ранены. Досс, пренебрегая собственной жизнью, кинулся их спасать. Он прополз к ним прямо перед носом вражеского пулеметчика, буквально в каких-то 7 метрах от дула пулемета и вытащил их оттуда одного за другим. Четыре раза туда и обратно.

75 раненых

4 дня спустя 1-ый батальон 307-ого полка все еще продолжал зачистку укреплений на Маэде. Батальон двигался боевой колонной, когда внезапно попал под шквальный огонь противника. Японцы укрылись на двух замаскированных позициях слева и справа от наступающих, и как только те вошли в зону их поражения, сбросили маскировочные сети и обрушили на них всю мощь своего оружия. В течение 3 минут 100 из почти 300 американцев были ранены или убиты. Пока остальные поспешно отступали под защиту скал, Досс был занят перевязкой раненых. Когда дым от стрельбы рассеялся, на поле боя, залитом кровью, стоял только один человек – это был Десмонд Досс. На вершине скалы остался только он, злые японцы и 75 раненых американцев, которые ждали его помощи.

Их товарищи, укрывшиеся под отвесной 15-ти метровой скалой, сжимали зубы от осознания того, что ничем не могут помочь оставшимся наверху. Как вдруг на фоне неба над склоном отвесной скалы появилось раскачивающееся тело – на веревке спускался раненый. Затем еще один, и еще. Десмонд соорудил из веревки беседку, наподобие альпинистской, привязал другой ее конец к дереву и одного за другим спускал раненых солдат вниз с 15-ти метровой скалы.

Как только человек оказывался внизу и верёвка ослабевала, он втягивал её наверх и полз за следующим. Так одного за другим он подтаскивал раненых к своей импровизированной «переправе» с того света на этот. Как это удавалось делать тщедушному худощавому санитару не понимал никто, но он это делал, одного за другим, в течение 5 часов, пока не спустил вниз в безопасность 75 своих товарищей. Только когда наверху больше не осталось ни одного раненого, Досс позволил себе спуститься по той же веревке. Он не мог стоять на ногах – так сильно он устал.

Пуля для санитара

В ночь на 21 мая американцы двинулись в последнее наступление. Высота уже была взята, и нужно было очистить территорию сразу за ней. В кромешной тьме и полной тишине солдаты продвигались вперед – удар должен был быть неожиданным для японцев. Но все планы нарушила собственная артиллерия – по ошибке она открыла огонь по своим, а затем и японцы ринулись в контратаку. Десмонд укрылся в воронке от снаряда вместе с тремя другими солдатами, один из которых оказался ранен. Пока он накладывал ему повязку и вкалывал обезболивающее, в их укрытие упала граната. Двое других мигом выскочили из воронки, но Десмонд не мог бросить своего «пациента» — он попытался отшвырнуть гранату ногой и в этот момент она взорвалась.

17 осколков вонзились в его ногу и спину, раненый товарищ не получил никаких дополнительных повреждений, потому что во время взрыва был прикрыт телом Досса. Вместо того чтобы звать на помощь другого санитара, заставляя его вылезать из своего укрытия, Досс сам оказал себе помощь – вколол противошоковое средство и самостоятельно перевязал ногу, истекающую кровью. На рассвете к ним подползли солдаты с носилками и предложили эвакуировать Досса в тыл, но он отказался, уступив место тяжелому раненому, и продолжил по мере сил с обездвиженной ногой оказывать помощь другим пострадавшим от огня.

Уже на рассвете он собрался покинуть поле боя вместе с ещё одним солдатом, получившим ранение. Они медленно двигались в сторону от передовой, поддерживая друг друга, когда Досса настигла пуля снайпера. Она попала в левую руку санитара, обвитую вокруг шеи другого бойца, прошла через запястье и локоть и застряла в плече. Если бы не рука Досса, эта пуля оказалась бы в шее его компаньона.

Со сборного эвакопункта Досса, перебинтованного с ног до головы направили в госпиталь, который размещался на одном из кораблей вблизи Окинавы. Несмотря на большую кровопотерю и серьёзные повреждения, он остался жив. В плавучем госпитале Досса навестил командир его подразделения и сообщил ему радостное известие о награждении Медалью Почета – высшей военной наградой Соединенных Штатов Америки. Десмонд Досс стал первым «отказником», получившим эту награду, которая присваивается за  «выдающиеся храбрость и отвагу, проявленные с риском для жизни и превышающие долг службы, при участии в действиях против врагов Соединенных Штатов». Обычно наградные дела других кавалеров Медали Почета в большинстве своем состоят из 5-7 листочков с коротким описанием подвига, то дело Десмонда Досса представляет собой внушительный фолиант в 100 с лишним страниц. В октябре 1945 года на торжественной церемонии в Белом доме Досс получил Медаль Почета из рук президента Соединенных Штатов Америки Гарри Трумэна.

Десмонд Досс получает Медаль Почета из рук Гарри Трумена

На протяжении всей войны Десмонд Досс так и не взял в руки винтовку, все это время его оружием была лишь маленькая карманная библия и сумка с медикаментами.